openservice

opendata2

PDFПечать

Обзор судебной практики по вопросам применения судами положений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства»

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума) стало одним из итогов работы таможенных и судебных органов.

С момента принятия постановления Пленума прошел почти год, что позволяет подвести некоторые итоги его применения судами.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что с момента принятия положения постановления Пленума стали активно применять судами при рассмотрении дел с участием таможенных органов.

Традиционно самое большое количество рассмотренных дел приходится на регион деятельности Дальневосточного таможенного управления. Также значительное количество дел с применением положений постановления Пленума было рассмотрено в регионах деятельности Южного, Центрального, Северо-Западного и Уральского таможенных управлений.

Практика применения судами положений постановления Пленума по делам с участием некоторых таможенных органов является или незначительной (Севастопольская, Крымская, Внуковская, Центральная акцизная, Калининградская областная таможни) в связи с небольшим количеством обжалуемых в судебном порядке решений, действий (бездействия) этих органов, или полностью отсутствует (Центральная энергетическая таможня).

Анализ судебных дел показал, что основной сегмент споров с участием таможенных органов, при рассмотрении которых судами применяются положения постановления Пленума, составляют дела по оспариванию решений, действий (бездействия) таможенных органов при заявлении, определении и контроле таможенной стоимости товаров (далее также – споры о корректировке, дела о корректировке) и возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных пошлин, налогов и процентов за их несвоевременный возврат.

Активно положения постановления Пленума применяются и при рассмотрении споров по обжалованию решений таможенных органов по классификации товаров и требований об уплате таможенных платежей.

Складывающаяся судебная практика показывает, что суды неоднозначно принимают решения по схожим делам, по-разному аргументируют свои выводы при вынесении решений, одни и те же положения постановления Пленума используют как для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) таможенных органов законными, так и для отмены таких решений, что свидетельствует об отсутствии сформировавшейся единообразной судебной практики с применением постановления Пленума.

Споры о корректировке таможенной стоимости товаров

Проблема недостоверного декларирования и занижения участниками внешнеэкономической деятельности таможенной стоимости товаров на протяжении долгого периода времени остается самой актуальной проблемой в работе таможенных органов. Реализация механизма контроля и корректировки таможенной стоимости товаров направлена, в первую очередь, на исключение уклонения недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности от уплаты таможенных пошлин, налогов в полном объеме, и как следствие – на пополнение федерального бюджета.

Формирование положительной практики рассмотрения судами споров о корректировке является приоритетной задачей в работе таможенных органов.

Важность результатов рассмотрения судами дел, связанных с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости товаров, связана, прежде всего, с тем, что данные дела по-прежнему остаются самыми многочисленными и сложными при формировании доказательственной базы и отстаивании законности оспариваемых решений в суде.

Наибольшее количество дел, связанных с оспариванием решений, действий (бездействия) таможенных органов и их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости, с применением положений постановления Пленума рассмотрены с участием таможенных органов Дальневосточного, Центрального, Южного и Уральского таможенных управлений.

Анализ результатов споров о корректировке показал, что в подавляющем большинстве судебных актов при рассмотрении споров данной категории суды исходят из положений абзаца второго пункта 6 постановления Пленума, согласно которому при оценке соблюдения декларантом требований законодательства следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.

Споры, связанные с корректировкой таможенной стоимости, напрямую зависят от наличия у таможенного органа необходимой информации (доказательств), полноты представленного таможенному органу основного и дополнительного комплектов документов и сведений, а также наличия/отсутствия противоречий и неточностей (технических недостатков) в них, конкретных оснований для возникновения сомнений в правильности заявленной таможенной стоимости и разницы в отклонении от цен на однородные/идентичные товары. Следовательно, и на результаты рассмотрения судами таких дел влияет исключительно субъективная оценка судами обстоятельств дел и представленных доказательств в целях соблюдения баланса интересов государства и участников внешнеэкономической деятельности.

Положительная судебная практика с применением положений постановления Пленума по делам о корректировке немногочисленна и связана в основном с наличием неустранимых противоречий в представленных участниками внешнеэкономической деятельности документах в подтверждение заявленной таможенной стоимости.

Рассматривая обоснованность принятых таможенными органами решений о корректировке таможенной стоимости, суды обращают внимание на обязанность таможенных органов подтвердить наличие оснований для принятия подобных решений.

К положительному опыту рассмотрения судами споров о корректировке, безусловно, относятся результаты пересмотра на уровне Верховного Суда Российской Федерации принятых не в пользу Астраханской таможни судебных актов по 15 делам, касающимся правомерности произведенных таможней корректировок таможенной стоимости и доначисления таможенных платежей (дела №№ А06-2646/2014, А06-2652/2014, А06-2809/2014, А06-2953/2014, А06-3051/2014 и др.), а также по делу № А06-7946/2014 о признании незаконным бездействия таможни, выразившегося в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей.

При рассмотрении дел №№ А06-2646/2014, А06-2652/2014, А06-2809/2014, А06-2953/2014, А06-3051/2014 позиция таможенных органов основывалась на положениях пунктов 7 и 19 постановления Пленума. Таможня указывала, что взаимосвязь декларанта и поставщика по внешнеторговому контракту, обусловленная родственными отношениями, отклонение стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности были ввезены однородные товары, а также непредставление обществом таможне каких-либо дополнительных документов и сведений  исключали применение первого метода определения таможенной стоимости.

Кроме того, в ходе камеральной таможенной проверки оперативно-розыскным отделом таможни представлена информация о том, что должностные лица декларанта, имея печати, сертификаты происхождения товара, бланки фирмы контрагента (поставщика), представляли в таможенный орган поддельные товаросопроводительные документы на товары с указанием в них заниженной таможенной стоимости.

Верховным Судом Российской Федерации установлено, что основанием принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости и выставления на его основании требования об уплате таможенных платежей является выявленная таможней взаимосвязь декларанта и поставщика по внешнеторговому контракту, обусловленная родственными отношениями участников и руководителей организаций – сторон контракта. Несмотря на это, при декларировании ввозимых товаров (таможенной стоимости) факт наличия взаимосвязи между продавцом и покупателем обществом не отражен. На требование таможни о представлении документов и сведений, касающихся взаимосвязи участников внешнеторгового контракта, запрашиваемые документы (сведения) представлены не были.

Верховный Суд Российской Федерации не согласился с выводами судов трех инстанций об отсутствии у таможенного органа оснований для корректировки таможенной стоимости исходя из положений пунктов 4, 7, 19 постановления Пленума и Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 г. «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение).

Судом установлено, что в данном случае таможенным органом было выявлено два признака недостоверного таможенного декларирования: отсутствие указания на наличие взаимосвязанных лиц и наличие отклонения стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности ввозятся однородные товары.

Установленные на стадии таможенного контроля обстоятельства, касающиеся взаимосвязанности сторон контракта, признаков искажения стоимости сделки с ввозимым товарами под влиянием взаимосвязанности, не были мотивированно оспорены обществом, которое отказалось от предоставления таможне каких-либо дополнительных документов и сведений.

При таком положении Верховным Судом Российской Федерации указано, что первый метод определения таможенной стоимости обществом применяться не мог, а выводы судов нижестоящих инстанций о правомерности определения таможенной стоимости декларантом исходя из стоимости сделки с ввозимыми товарами и необоснованности корректировки таможенной стоимости, а также выставления таможенным органом оспариваемого требования не могут быть признаны правильными, поскольку они сделаны без учета положений статьи 4 Соглашения.

Также Верховным Судом Российской Федерации отменены судебные акты нижестоящих инстанций по делу № А06-7946/2014 о признании незаконным бездействия таможни, выразившегося в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей, и об обязании устранить допущенное нарушение прав путем возврата суммы излишне уплаченных таможенных платежей.

В ходе проведения таможенного контроля таможня установила расхождения в таможенной стоимости декларируемого товара и однородного товара, поставленного по сравнимой декларации на сопоставимых условиях, и в рамках проведения дополнительной проверки запросила у общества документы, которые не были им представлены.

Таможней была откорректирована таможенная стоимость товара, а также доначислены таможенные платежи.

Впоследствии заявление общества о возврате излишне уплаченных сумм таможенных пошлин таможня оставила без рассмотрения, обосновав это тем, что к заявлению не был приложен документ, подтверждающий факт излишней уплаты или излишнего взыскания таможенных платежей.

Верховный Суд Российской Федерации не согласился с выводами судов трех инстанций о достоверности и документальном подтверждении обществом заявленной таможенной стоимости товаров.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, Верховный Суд Российской Федерации исходил из следующего.

Обществом не были представлены таможенному органу документы, на основании  которых можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от цены на однородный товар (прайс-лист продавца (производителя товара), а также уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза (экспортная декларация). Это не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений о заявленной в декларации на товары (далее – ДТ) таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов.

Судами нижестоящих инстанций не дано надлежащей оценки информации, представленной таможенным органом, по сделкам с 9 идентичными/однородными товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при сопоставимых условиях.

Исходя из сведений, имеющихся в распоряжении таможенного органа, заявленный декларантом уровень таможенной стоимости был более чем в 2,5 раза ниже стоимости однородных товаров (в сопоставимой декларации).

Суды трех инстанций не учли то, что действия лица, ввозящего товар на таможенную территорию государства, соответствовали бы принципам разумности и осмотрительности, предъявляемым к поведению участников гражданского оборота, если бы такие субъекты при ввозе товаров по цене, значительно отличающейся от цен сделок с однородными товарами, заранее собирали доказательства, подтверждающие такую цену сделки (определения Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2015 г. №№ 303-КГ15-10416, 303-КГ15-10774).

Исходя из правовых позиций, содержащихся в том числе в пунктах 7-11 постановления Пленума, судам необходимо иметь в виду, что стоимость сделки с ввозимыми товарами не может считаться документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, если декларант не представил доказательства заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в такой сделке информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара либо имеются доказательства ее недостоверности, а также если отсутствуют иные сведения, имеющие отношение к определению стоимости сделки.

Учитывая то, что в ответ на запрос таможенного органа о предоставлении дополнительных документов в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости товара обществом такие документы представлены не были, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости устранены не были, что является основанием для принятия должностным лицом таможенного органа решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

Принятые Верховным Судом Российской Федерации решения в пользу таможни являются практикообразующими и позволят сформировать положительную для таможенных органов практику рассмотрения судами споров по таким делам.

Пункт 5 постановления Пленума

Как показывает анализ судебных актов, мотивировочная часть которых содержит ссылки на положения постановления Пленума, решения таможенного органа признаются законными при совокупности двух условий – декларант не представил соответствующие документы, устраняющие выявленные таможенным органом противоречия и обосновывающие значительное отличие заявленной стоимости от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, по однородным товарам, а таможенный орган получил дополнительные доказательства, свидетельствующие о занижении заявленной декларантом таможенной стоимости.

Так, в пользу таможенных органов, как правило, рассматриваются споры об обжаловании решений о корректировке таможенной стоимости товаров, принятых по результатам проведения таможенного контроля после выпуска товаров (в форме камеральной таможенной проверки) (дела №№ А27-19659/2015, А56-80410/2015, А62-9486/2015 и др.).

При этом суды исходят из положений пункта 5 постановления Пленума, которым разъяснено, что одним из правил таможенной оценки является наделение таможенных органов правом убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости исходя из действительной стоимости ввозимых товаров, которое реализуется при проведении таможенного контроля.

Доказательствами недостоверности заявленной декларантом таможенной стоимости в таких делах зачастую служат сведения, полученные в рамках оперативно-розыскной деятельности, в том числе по международной линии (например, дело № А51-12788/2016).

Как правило, основаниями для принятия таможенными органами решений о корректировке таможенной стоимости товаров являются несоответствия сведений, заявленных при ввозе товаров, со сведениями, полученными от таможенных органов стран их вывоза – сведения о стоимости товаров, заявляемые при их декларировании в разы ниже таможенной стоимости, содержащейся в экспортных декларациях и инвойсах, счетах, выставленных продавцом покупателю (дела №№ А56-71845/2015, А56-69405/2015 и др.).

Вынесенные по результатам проведенной камеральной таможенной проверки решения признаются судами законными даже в случае признания незаконным решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров по той же самой декларации, вынесенного в рамках проведения дополнительной проверки (дело № А51-7885/2016).

Пункт 7 постановления Пленума

Применение судами пункта 7 постановления Пленума стало одним из проблемных вопросов при рассмотрении споров об обжаловании решений, действий (бездействия) при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости товаров, поскольку его положения содержат две оценочные категории, не имеющие детальной конкретизации – «отдельные недостатки в оформлении представленных декларантом документов» и «значительное отличие от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов».

Неустановление критериев «значительности отличия» и «отдельных недостатков» влечет различное, субъективное толкование данных понятий со стороны таможенных и судебных органов.

Практически при любых недостатках в документах, не опровергающих сам факт заключения сделки, основания для принятия решения о корректировке таможенной стоимости товаров, по мнению судов, отсутствуют.

Так, при рассмотрении дела № А12-2015/2016 судом кассационной инстанции указано следующее.

Как установлено судами и следует из материалов дела, таможенным органом в ходе проверки установлено, что представленные декларантом экземпляры контракта в электронном виде и на бумажном носителе содержат различные сведения относительно условий поставки товаров и общей стоимости контракта.

Указанное обстоятельство таможенный орган приводит в качестве основания, не позволяющего рассматривать контракт в качестве подтверждения заявленной таможенной стоимости.

Заявитель объяснил неточности техническими огрехами, не имеющими целью исказить достоверную информацию о цене сделки, заявленной таможенному органу в контракте в электронном виде. При этом сведения, заявленные в электронном виде относительно условий поставки и стоимости сделки, согласуются с теми данными, которые отражены в электронном контракте.

Поэтому суды признали, что выявленные таможенным органом противоречия относительно реквизитов контракта фактически являются технической ошибкой и не свидетельствуют о недостоверности сведений о таможенной стоимости ввезенного товара.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа по делу № А51-14847/2016, который указал, что «оценивая приведенный в обоснование недостоверности содержащихся в документах сведений довод об имеющихся отличиях в дате и норме инвойса и упаковочного листа, представленных в таможенный орган, суд второй инстанции верно указал, что приведенные обстоятельства не опровергают факта ввоза именно того товара и по той цене, сведения о котором заявлены в спорной ДТ и подтверждены всей совокупностью документов, в том числе информационным письмом компании-продавца».

Принимая решения не в пользу таможенных органов, суды указывают на недоказанность со стороны таможенных органов недостоверности или недостаточности документов (сведений), представляемых (заявляемых) декларантами для обоснования применения метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки, отмечая, что заявителями при помещении товаров под таможенные процедуры представлялись все необходимые документы, подтверждающие заявленную ими таможенную стоимость.

Пункт 8 постановления Пленума

Применяя пункт 8 постановления Пленума, судами дается оценка представленным в материалы дела доказательствам о наличии у декларанта реальной возможности устранения возникших у таможенного органа сомнений в достоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров.

Так, по делу № А51-12281/2016 Арбитражным судом Дальневосточного округа установлено, что согласно решению о проведении дополнительной проверки срок для предоставления дополнительно запрошенных документов для подтверждения таможенной стоимости был установлен до 20.04.2016.

Декларантом были даны пояснения о возможности представления запрошенных оригиналов товаросопроводительных документов в ближайшее время. Однако решение о корректировке таможенной стоимости по спорной ДТ принято таможенным органом 15.04.2015, то есть ранее установленного срока для предоставления необходимых документов (20.04.2016). Таким  образом, суды пришли к обоснованному выводу о непредставлении со стороны таможни декларанту возможности надлежащим образом и в установленный срок устранить возникшие у таможенного органа сомнения в достоверности заявленной им таможенной стоимости и доказать правомерность избрания им первого метода определения таможенной стоимости.

Противоположный вывод сделан Арбитражным судом Дальневосточного округа по делу № А51-32919/2014, который отклонил доводы общества о том, что таможенный орган нарушил положения пункта 8 постановления Пленума и на стадии проведения дополнительной проверки не сообщил, в чем выразились существенные отличия заявленной стоимости по сравнению с ценой однородных товаров, а после предоставления испрашиваемых документов не уведомил, по каким причинам представленные документы не устранили основания для проведения дополнительной проверки.

Судом кассационной инстанции указано, что из содержания решения о дополнительной проверке и оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости следует, что декларант таможенным органом извещен о выявлении признаков недостоверности сведений о таможенной стоимости, обусловленных значительно более низкой величиной заявленной таможенной стоимости по сравнению со стоимостью однородных товаров. Декларанту таможней представлена реальная возможность устранить возникшие сомнения в достоверности таможенной стоимости. Представленные обществом в обоснование таможенной стоимости документы и пояснения возникшие у таможни сомнения в достоверности последней не устранили. Доказательств обратного, равно как и доказательств того, что таможенный орган решением о проведении дополнительной проверки фактически предопределил принятие решения о корректировке таможенной стоимости, обществом не представлено.

Отказ декларанта представить возражения (пояснения) по выявленным таможенным органом признакам недостоверного декларирования таможенной стоимости рассматривается судами в качестве одного из оснований для невозможности применения первого метода при определении таможенной стоимости товаров.

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа при рассмотрении дела № А32-28405/2015 (дела №№ А32-30969/2015 и А32-32123/2015 аналогичные) указано, что поскольку общество не устранило сомнения таможни, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки, а также сомнения в достоверности сведений о заявленной в спорной ДТ таможенной стоимости товара и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов, суд апелляционной инстанции сделал вывод о наличии у таможни необходимых и достаточных оснований для принятия решения о корректировке таможенной стоимости товара. Данный вывод не противоречит пункту 8 постановления Пленума.

Судом апелляционной инстанции установлено, что общество не только не воспользовалось предоставленным ему правом, а напротив, отказалось предоставить в таможню дополнительно запрошенные документы и согласилось с выводом таможни о невозможности применения первого метода при определении таможенной стоимости ввезенного товара.

Такая поведенческая модель декларанта учтена судом апелляционной инстанции при проверке законности решения таможни о корректировке таможенной стоимости товара и совокупной оценке представленных в материалы дела доказательств.

Пункт 9 постановления Пленума

Исходя из положений пункта 9 постановления Пленума, в случаях, когда товары ввозятся по цене, которая значительно ниже сопоставимых цен на идентичные (однородные) товары, ввозимые другими участниками ВЭД, от такого лица разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене.

Применяя указанный пункт постановления Пленума, суды по делу № А04-8201/2016 пришли к следующим выводам.

При проведении дополнительной проверки таможенным органом у декларанта запрошены дополнительные документы, сведения и пояснения в подтверждение правильности заявленной таможенной стоимости.

В частности, у предпринимателя затребованы экспортная таможенная декларация и ее перевод, прайс-лист производителя и продавца товаров, пояснения о предоставлении скидок, заявка на приобретение товаров.

Декларант представил в таможенный орган часть запрошенных документов, указал о невозможности представления иных запрошенных документов. Оригиналы экспортной декларации и прайс-листа производителя предпринимателем представлены не были.

Решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров обосновано в том числе разъяснениями, содержащимися в пункте 9 постановления Пленума – предприниматель не обосновал низкий уровень стоимости заявленного товара по сравнению с информацией о стоимости сделок на товары того же класса и вида, от ценовых предложений производителей однородных товаров.

Судами по вышеуказанному делу установлено, что при принятии с использованием СУР таможенным органом выявлены риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров – стоимость сделки ввезенного товара отклоняется от проверочных величин: по ФТС России отклонение составляется от 22,52% до 89,87%, по ДВТУ - от 61,3% до 66,77%.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию Российской Федерации при сопоставимых условиях.

Суды согласились с таможенным органом в том, что при сопоставлении сведений, указанных в переводе экспортной декларации, со сведениями, заявленными в ДТ, существуют разночтения и что спорный перевод экспортной декларации не является документом, подтверждающим стоимость ввезенного товара в стране отправления.

Со стороны предпринимателя не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих, что им принимались соответствующие меры по истребованию этих документов у иностранного контрагента для представления их таможенному органу, либо существовали объективные препятствия для их представления.

Поскольку предприниматель не принял достаточных мер, направленных на сбор доказательств, подтверждающих приобретение товаров по заявленной цене и фактически существовавших в условиях внешнеторгового оборота в период ввоза, суды, исходя из объема документов, имевшихся в распоряжении таможенного органа в период проведения дополнительной проверки, признали оспариваемое решение таможенного органа законным.

К аналогичным выводам пришли суды и по делам №№ А04-2547/2016, А04-7051/2015, А04-617/2016, А04-1095/2016 и А04-8751/2015.

В рамках рассмотрения заявлений участников ВЭД о возврате излишне уплаченных таможенных платежей по делам №№ А15-3964/2015, А15-3464/2015, А15-3943/2015 судами была дана оценка принятым таможенным органом решениям о корректировке таможенной стоимости и установлено следующее.

Выявив неоправданно и очевидно завышенный размер транспортных расходов, таможня в решении о дополнительной проверке указала на необходимость предпринимателю представить в таможню сведения о затратах на транспортировку, договор перевозки, счет на оплату транспортных услуг.

Вместе с тем каких-либо документов и объяснений заявитель не представил.

Предпринимателем в таможню и в суд были представлены разные по содержанию, но одинаковые по реквизитам документы (контракт и договор поставки). Причины использования при декларировании различных текстов контракта и договора с одними реквизитами предприниматель не смог пояснить. Судами также учтены выявленные таможней иные противоречивые сведения, содержащиеся в документах, представленных предпринимателем при декларировании.

Доводы предпринимателя об отсутствии у него обязанности представления в таможню (и в арбитражный суд) прайс-листа поставщика/производителя судами отклонены, поскольку действия предпринимателя, осуществляющего внешнеэкономическую сделку в отношении разнообразных товаров, каждый из которых фактически является различным штучным товаром определенного количества и обладает индивидуально-определенными признаками, по составлению договорной документации (впоследствии представленной в таможню), в содержании которой имеются противоречивые и/или неполные сведения, оформленной ненадлежащим образом, не соответствуют деловым обычаям международной торговли и не позволяют при декларировании таможенным органам достоверно определять количество каждого из ввозимых в Россию товаров и его достоверную стоимость.

Как указано судами, заблаговременное предоставление производителем/поставщиком товаров покупателю прайс-листа до подписания контракта и/или до поставки товара является обычной коммерческой практикой (деловым обыкновением), позволяющей соблюдать потенциальными поставщиками и покупателями принципы разумности и добросовестности при намерении заключить договор поставки товаров и при совершении всех предварительных согласований.

Отсутствие заблаговременного согласования ассортимента, объема и стоимости товаров не соответствует устоявшимся в международной торговле деловым обыкновениям, нарушает баланс интересов потенциальных сторон будущего договора поставки, является обременительным для покупателя. Действия покупателя, допускающего отсутствие со стороны продавца/поставщика информации о цене на товары и иной необходимой информации в надлежащем фиксированном виде (в том числе в виде прайс-листа поставщика) до подписания контракта и/или до предстоящей поставки, заведомо влекут неоправданный повышенный риск наступления названных негативных коммерческих последствий для покупателя и такие действия не могут признаваться в международной торговле разумными и надлежащими, а в целях дальнейшего таможенного оформления товара на территории России – не могут признаваться действиями, совершенными покупателем с должной степенью заботливости и осмотрительности. Ожидаемым поведением покупателя являются такие действия, которые позволяют предварительно до поставки (до заключения внешнеэкономического договора) получить от продавца весь объем сведений и документов, необходимых как самому покупателю, так и при таможенном оформлении товаров при ввозе в Россию, учитывая особенности ценового уровня этих товаров (низкого уровня заявляемой таможенной стоимости), влекущего с вероятностью сомнения таможни в достоверности и дополнительную проверку. Покупателем, осуществляющим ввоз товаров в Россию, указанная вероятность может и должна предполагаться исходя из совокупности названных принципов заботливости и осмотрительности и уровня декларируемых им цен (таможенной стоимости) на ввозимые товары, попадающего в область риска быть признанным таможенным органом в качестве заниженного уровня.

Также не может соответствовать устоявшимся в международной торговле деловым обыкновениям утаивание (уклонение от предоставления) продавцом/поставщиком от заинтересованного в товаре покупателя указанной информации до фактической поставки (до заключения контракта). Поскольку предполагается разумность и добросовестность продавца/поставщика предпринимателя, а также соответствие действий этого поставщика обычаям делового оборота в международной торговле, то является правильным вывод о том, что предприниматель мог и должен был располагать полной информацией о приобретаемых им товарах, в том числе и той информацией, которая запрашивалась таможней в решении о дополнительной проверке.

Суд кассационной инстанции поддержал вывод суда апелляционной инстанции о том, что в отношении заявленной предпринимателем таможенной стоимости товаров с учетом отсутствия контракта (договора) и надлежащего инвойса, идентифицируемого с контрактом, в которых бы содержалась полная дифференцированная информация о конкретном количестве и стоимости видов товара, непредставления экспортной декларации, включения предпринимателем завышенных транспортных расходов, призванных нивелировать занижение стоимости ввезенного товара, предпринимателем искусственно создана ситуация невозможности определения достоверных сведений о ввозимых товарах и их таможенной стоимости.

Такое декларирование товара суды сочли не соответствующим деловым обычаям международной торговли, не позволяющим при декларировании достоверно определить конкретное количество каждого из ввозимых изделий, выделить одинаковые товары из всего объема ввозимых разнообразных товаров, что исключает возможность в этом случае установить достоверную стоимость определенного товара (вида товара) из общей партии.

Также суды учли, что включением предпринимателем в структуру таможенной стоимости декларируемого им товара самостоятельно завышенных необоснованных транспортных «ошибочных» расходов фактически достигается фиксация в декларации величины уровня таможенной стоимости товаров, сопоставимого с реально существующим на рынке уровнем цен и не имеющего явного многократного отличия от таможенной стоимости однородных товаров, возможных для сравнения при оценке ввозимых товаров. Такое заявление сведений при декларировании направлено на создание видимости должной величины таможенной стоимости, потенциально сопоставимой с однородными товарами, таможенная стоимость которых могла быть использована таможней для сравнения и оценки товаров предпринимателя. Впоследствии (через 1,5 года после декларирования) предпринимателем заявлено в арбитражном суде об «ошибочном» завышении им транспортных расходов в структуре таможенной стоимости с одновременным заявлением требования (связанного с допущенной «ошибкой») о взыскании с таможни суммы, квалифицированной предпринимателем как «излишне уплаченные таможенные платежи». При этом предприниматель не вносил в установленном порядке  изменения в ДТ.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции о том, что арифметическое и фактическое изъятие «ошибочной» величины транспортных расходов из структуры первоначально заявленной предпринимателем таможенной стоимости в результате означает многократное занижение таможенной стоимости товаров по сравнению с однородными товарами и вывод о том, что указанными действиями прикрывается значительно заниженная таможенная стоимость. Предприниматель не мог не знать о декларировании ввезенных им товаров с завышенной таким образом таможенной стоимостью, поскольку ему была известна общая стоимость товаров, ставки таможенных платежей, расходы на доставку товаров из Китая в порт Новороссийск (так на момент декларирования доставка состоялась), размер оплаты этих услуг. Предприниматель, действуя разумно и осмотрительно, при обычном сопоставлении общей стоимости ввозимых товаров и размера уплачиваемых им таможенных платежей, имел возможность при декларировании своевременно обнаружить несоответствие величины декларируемых в структуре таможенной стоимости транспортных расходов действительным расходам и в случае добросовестного декларирования мог и должен был представить в таможню достоверные сведения и надлежащим образом оформленные и своевременно истребованные от перевозчика документы относительно транспортных расходов.

При таких обстоятельствах декларирование предпринимателем заявленной им таможенной стоимости оценено судами как недобросовестное, использование «ошибочной» величины транспортных расходов позволило предпринимателю искусственно создать видимость величины таможенной стоимости,
не нуждающейся в корректировке.

В рамках рассмотрения дела № А56-76815/2015 (дела №№ А56-89346/2015, А56-89350/2015, А56-64159/2015 аналогичные) судами дана оценка значимым условиям рассматриваемого внешнеторгового контракта, а равно совокупности мер, принятых декларантом во взаимодействии с таможенным органом (в рамках таможенного контроля) для полного, последовательного и объективного устранения возникших у таможенного органа обоснованных сомнений в достоверности ценовых сведений.

Руководствуясь положениями пунктов 5, 6, 9, 10 и 11 постановления Пленума суды констатировали отсутствие со стороны декларанта должной степени раскрытия информации, позволяющей таможенному органу в ходе контрольного мероприятия удостовериться в наличии всех искомых сведений, подтверждающих обоснованность в рассматриваемом случае первого метода определения таможенной стоимости товаров (по цене сделки).

Суды обратили внимание на условия внешнеторгового контракта, в силу которого продавец оказывает содействие в получении документов, запрашиваемых таможенными органами в стране покупателя для прохождения таможенного контроля. Кроме того, контрактом установлено, что покупатель осуществляет полную или частичную предоплату за партию товара в соответствии с предварительным счетом на конкретную поставку. Вместе с тем декларантом не представлены банковские документы об оплате (предоплате) за ввезенную партию товаров.

Суды сочли, что декларантом не указано объективных причин невозможности своевременного представления таможенному органу экспортной декларации страны вывоза.

Запрашиваемая таможенным органом информация позволила бы ему определить, по каким причинам имеется отклонение заявленной таможенной стоимости от имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации.

Судами также учтено, что декларант уже ранее ввозил товары на протяжении длительного времени (при этом декларирование производилось на этом же таможенном посту), выпуск товаров для внутреннего потребления осуществлялся таможенными органами по шестому методу определения таможенной стоимости; следовательно, у общества имелись основания, возможность и время для сбора доказательств, подтверждающих цену сделки.

По аналогичным основаниям были признаны законными решения таможенных органов о корректировке таможенной стоимости по делу № А60-52727/2015.

Пункт 11 постановления Пленума

Пункт 11 постановления Пленума ввел ограничение на представление участником ВЭД новых документов (доказательств) в суд, которые не были представлены в таможенный орган в рамках проведения таможенного контроля, – такая возможность предусматривается только при наличии уважительных и обоснованных причин, по которым такие документы не могли быть ранее представлены таможенному органу до вынесения оспариваемого решения.

Решение о корректировке таможенной стоимости принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Рассматривая дело № А56-93454/2015, Арбитражный суд Северо-Западного округа признал правильным выводы судов нижестоящих инстанций об отсутствии со стороны декларанта должной степени раскрытия информации, позволяющей таможенному органу в ходе контрольного мероприятия удостовериться в наличии всех необходимых сведений, подтверждающих обоснованность в рассматриваемом случае первого метода определения таможенной стоимости товаров (по цене сделки), и указал следующее.

«Суды нижестоящих инстанций учли, что положения части 1 статьи 65 АПК РФ об обязанности доказывания государственным органом обстоятельств, послуживших основанием для принятия его оспариваемого решения, не означают, что возражения, которые представляет вторая сторона такого спора, могут носить немотивированный характер, равно как указанные положения не свидетельствуют о нивелировании принципа состязательности при доказывании сторонами доводов и возражений по такого рода делам.».

Арбитражным судом Дальневосточного округа в постановлении по делу № А51-13345/2016 указано следующее.

Обществом представлена только часть запрошенных таможенным органом в рамках дополнительной проверки документов, по результатам рассмотрения которых таможенным органом принято решение о корректировке таможенной стоимости товара.

Суды отметили, что у общества имелась возможность представить надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие величину транспортных расходов по ввезенным товарам.

Довод общества о предоставлении документов в суд первой инстанции был предметом рассмотрения судами и с учетом разъяснений, изложенных в пункте 11 постановления Пленума, отклонен, поскольку, как отметил суд апелляционной инстанции, учитывая даты составления документов, общество располагало ими на момент принятия решения о проведении дополнительной проверки, следовательно, имело возможность их представить на данной стадии.

Также были отклонены доводы декларанта о неправомерности отказа в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств по делу № А15-3943/2015.

Судами указано, что в силу статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. При рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции.

Поскольку в суде первой инстанции такое ходатайство не заявлено, общество не обосновало невозможность заявления его в суде первой инстанции, у суда апелляционной инстанции отсутствовали установленные законом основания для удовлетворения ходатайства о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

Руководствуясь пунктами 8-11 постановления Пленума, суд апелляционной инстанции принял во внимание сроки рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций и указал, что предприниматель не обосновал невозможность представления документов ранее. В суде апелляционной инстанции при первоначальном рассмотрении дела представителю предпринимателя неоднократно предлагалось представить все имеющиеся у него документы, сведения, информацию, подтверждающие его доводы, однако, новые доказательства, как и сведения о том, что они будут направлены в будущем, не представлены.

Арбитражный суд Северо-Западного округа, отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций по делу № А21-3651/2015, поддержал позицию таможни о том, что документы, представленные в суд, не могут рассматриваться в качестве допустимых доказательств, подтверждающих заявленную обществом таможенную стоимость ввозимого товара, если декларант не представлял (отказался от представления) их ранее в таможенный орган в рамках проведения дополнительной проверки. При этом выводы судов о неправомерной корректировке таможенной стоимости основаны именно на документах, представленных заявителем непосредственно в суд. Вместе с тем законность оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости товаров должна оцениваться исходя из документов и сведений, которые раскрыты декларантом до принятия оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости товара.

По мнению Арбитражного суда Северо-Западного округа, у судов не имелось оснований полагать, что декларанту таможенным органом не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Из решения таможни о проведении дополнительной проверки и ответа общества на запрос таможенного органа усматривается, что общество, располагая достаточным временем для исполнения запроса, не посчитало необходимым представлять дополнительные документы и пояснения по условиям спорной поставки.

В дальнейшем, представляя в ходе судебного разбирательства новые доказательства в подтверждение заявленной таможенной стоимости товара, ранее таможенному органу не представленные, общество наличие объективных препятствий для получения этих доказательств в установленный таможенным органом срок не обосновало. Не указало общество и причины, по которым задолго до истечения установленного в решении о проведении дополнительной проверки срока, уведомило таможню о невозможности представления дополнительных документов и самостоятельно согласилось на корректировку таможенной стоимости товара.

Арбитражным судом Северо-Западного округа сделан вывод о том, что не установив причины непредставления в таможенный орган документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость по цене сделки, суды нижестоящих инстанций необоснованно приняли в качестве допустимых доказательств по делу представленные обществом документы.

При этом факт представления обществом документов в таможню после принятия обжалуемого решения о корректировке таможенной стоимости товара не имеет правового значения, поскольку документы представлены в таможенный орган в ходе проверки таможенной стоимости товара, заявленного по иной ДТ, и уже после того, как в рамках дополнительной проверки по спорной ДТ заявителю в полной мере была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости, которой общество не воспользовалось.

По делу № А56-89346/2015 Арбитражный суд Северо-Западного округа, отменяя постановление суда апелляционной инстанции, указал следующее.

«Апелляционный суд, приобщая к материалам дела экспортную декларацию, а также копии писем о направлении соответствующего запроса в качестве доказательств по делу, не исследовал надлежащим образом вопрос о причинах, препятствующих обществу в получении и предоставлении названных документов таможне до принятия решения о КТС товаров. При этом судом первой инстанции данному обстоятельству была дана подробная оценка и указано, что общество находилось в длительных и доверительных отношениях со своим продавцом, а последний – с производителем товара, что свидетельствует о наличии возможности для получения обществом от своих контрагентов необходимых копий экспортных деклараций, прайс-листов и других документов, характеризующих сделку по поставке товара.

Более того, апелляционный суд, признавая упомянутые документы надлежащим доказательством достоверности заявленной обществом таможенной стоимости товара, не обратил внимание и не дал оценку тому факту, что в экспортной декларации общая стоимость товаров не соответствует заявленной в рассматриваемой в деле ДТ и в инвойсе; не дал оценки различию единицы измерения товара и несоответствию условий поставки по условиям ДТ; не проанализировал противоречие в датах составления декларации и коносамента.

В ходе таможенного контроля и судебного разбирательства общество в полной мере располагало процедурными (процессуальными) возможностями для защиты своих прав (интересов), реально реализовало их в объеме, достаточном для получения объективной оценки своевременности и полноты взаимодействия декларанта с таможенным органом.

В этом случае оснований для признания экспортной декларации надлежащим доказательством обоснованности таможенной стоимости товаров у суда апелляционной инстанции не имелось.».

Вместе с тем имеются случаи приобщения судами к материалам дела доказательств, которые не были представлены таможенным органам в рамках проведения дополнительных проверок, а также приобщения дополнительных документов, представляемых в суды таможенными органами.

Так, по делу № А60-55005/2015 арбитражный суд апелляционной инстанции указал следующее.

Из оспариваемого решения таможни следует, что оно принято в связи с тем, что часть запрошенных документов не была представлена обществом, а имеющиеся в ее распоряжении документы таможня посчитала недостаточными для подтверждения таможенной стоимости товаров.

Вместе с тем общество представило в материалы судебного дела доказательства, которые не были представлены таможне в ходе дополнительной проверки, суд первой инстанции приобщил их к материалам дела.

Поскольку в ходе судебного разбирательства должны быть установлены фактические обстоятельства, в порядке ст. 65 АПК РФ стороны вправе представлять суду любые доказательства в обоснование своих позиций, после чего суд определяет их относимость к предмету спора.

По общему правилу законность решения таможни должна оцениваться на момент его принятия.

Между тем, не во всех случаях участники внешнеторговой деятельности могут собрать необходимые документы до окончания дополнительной проверки, что не должно лишать их права доказывать обоснованность своей позиции в суде.

Апелляционный суд в данном деле пришел к выводу, что суд первой инстанции, обеспечив сторонам возможность представить все имеющиеся в их распоряжении доказательства, не нарушил принципы состязательности и равноправия сторон.

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа при рассмотрении дел №№ А32-28468/2015, А32-35175/2015 была изложена следующая позиция относительно принятия от третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (регионального таможенного управления), дополнительных доказательств, а также об их статусе.

Как следует из материалов дел, региональным таможенным управлением была проведена камеральная проверка, по результатам которой таможней принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

По мнению Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, суд апелляционной инстанции, руководствуясь требованиями части 1 статьи 255 АПК РФ, правильно учел в качестве допустимого доказательства представленные региональным таможенным управлением копии документов, представленных таможенной службой Турецкой Республики, полученные в соответствии с Соглашением между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» от 16.09.1997 (г. Анкара) (далее – Соглашение от 16.09.1997).

Анализ копий экспортных документов показал, что таможенная стоимость, заявленная при декларировании указанных партий товаров, значительно ниже по сравнению со стоимостью товаров, указанной в копиях документов, поданных в таможенной орган Турецкой Республики при их вывозе.

Соглашением от 16.09.1997 предусмотрен обмен информацией между таможенными службами государств, который не предусматривает заверение копий, либо дополнительной легализации документов, представляемых по запросу в рамках указанного Соглашения.

Предоставленные в материалы дела документы, составленные на иностранном языке, переведены.

Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность.

Предоставленные таможенными органами Турецкой Республики транзитные декларации заверены печатью таможенных органов.

Отклоняя довод общества об отсутствии оснований для принятия представленных турецкими таможенными органами документов, суд апелляционной инстанции сослался на презумпцию достоверности декларируемых участниками внешнеэкономических сделок в таможенных органах сведений в качестве общего правила, применяемого не только российским законодательством, но и принципом (правилом), применяемым иными государствами, в том числе Турецкой Республикой.

При рассмотрении в суде спора, касающегося определения таможенной стоимости товара, участвующие в деле лица вправе представить доказательства, обосновывающие их позицию. Эти доказательства подлежат исследованию в судебном заседании в силу положений статей 71 и 162 АПК РФ.

Пункт 12 постановления Пленума

Применяя пункт 12 постановления Пленума, суды дают оценку произведенным таможенными органами повторных корректировок таможенной стоимости товаров (после выпуска товаров), обращая внимание на основания вынесенного решения и обстоятельства, подтверждающие недостоверность заявленной таможенной стоимости товаров.

Так, признавая законность принятого таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товаров, арбитражные суды по делу № А51-547/2016 сделали следующие выводы.

Обществом было оспорено решение таможни об отмене (изменении) в порядке ведомственного контроля не соответствующего требованиям таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле решения нижестоящего таможенного органа в области таможенного дела о корректировке таможенной стоимости товаров.

При рассмотрении данного дела судами установлено, что решение о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ уже было обжаловано декларантом в арбитражном суде и вступившим в силу решением суда признано незаконным.

Вместе с тем до принятия судом решения в рамках досудебного урегулирования спора таможней принято решение в порядке ведомственного контроля о признании незаконными решения таможенного поста о корректировке заявленной таможенной стоимости товара, а также решения таможенного поста о принятии вновь определенной таможенным постом таможенной стоимости товара.

На основании решения в порядке ведомственного контроля таможней сформирована КДТ на возврат ранее доначисленных таможенных пошлин, налогов.

Впоследствии по результатам проведенного мониторинга информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, выявлено, что товарная партия по спорной ДТ ранее задекларирована другим участником внешнеэкономической деятельности.

Таможенным органом проведена проверка документов и сведений после выпуска товаров и в порядке ведомственного контроля решением таможни решение таможенного поста о принятии определенной таможенной стоимости товаров, признано не соответствующим таможенному законодательству Таможенного союза и отменено, принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

Таможенное законодательство не исключает повторной корректировки таможенным органом таможенной стоимости по результатам контроля таможенной стоимости после выпуска товаров.

Наличие судебного акта, принятого по делу, в рамках которого оспаривалась первоначальная корректировка, не свидетельствует о нарушении судами требований части 3 статьи 69 АПК РФ, поскольку в рамках указанного дела на предмет законности и обоснованности исследовалось решение о корректировке таможенной стоимости, принятое по результатам дополнительной проверки до выпуска товаров.

Обстоятельства недостоверности заявленных сведений по таможенной стоимости, выявленные по результатам ведомственного контроля, не являлись основанием для принятия предыдущего решения о корректировке таможенной стоимости товаров, не были исследованы и проверены в ходе рассмотрения соответствующего дела в суде, поэтому оснований для вывода о том, что оспариваемое решение о корректировке таможенной стоимости направлено на преодоление законной силы судебного акта, которыми ранее разрешен спор о законности корректировки таможенной стоимости, не имеется.

Однако в случае, если новое решение о корректировке таможенной стоимости основано на тех же обстоятельствах ее недостоверного заявления, которые являлись предметом оценки суда и послужили основанием для признания недействительным ранее принятого решения о корректировке, арбитражные суды признают такое решение незаконным.

Так, по делу № А73-10984/2015 Арбитражным судом Дальневосточного округа указано следующее.

Изначально принятые таможней решения о корректировке таможенной стоимости товаров были оспорены заявителем и вступившими в законную силу решениями суда признаны незаконными.

Впоследствии в отношении общества проведена камеральная таможенная проверка, по результатам которой вынесены новые решения о корректировке таможенной стоимости товаров, оспоренные по указанному делу.

Судом указано, что во вступивших в законную силу решениях судов по первоначальным корректировкам таможенной стоимости товаров дана оценка положениям контракта, в рамках которого осуществлялась поставка товаров.

При изложенных обстоятельствах, применив положения части 2 статьи 69 АПК РФ, с учетом того, что оспариваемые решения таможни иных оснований для корректировки таможенной стоимости не содержат, суды правомерно признали их незаконными и нарушающими права общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пункт 14 постановления Пленума

При рассмотрении дела о законности произведенной таможенным органом корректировки таможенной стоимости товаров Арбитражным судом Северо-Кавказского округа по делу № А15-3943/2015 были применены положения пункта 14 постановления Пленума, предусматривающие, что в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки – стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

Судом указано, что обмен письменной информацией, документами, заявлениями, письменными пояснениями в процессе декларирования товара между таможенным органом и декларантом является в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения проведением консультаций, поскольку законодательством не установлен запрет на ее проведение в письменном виде посредством обмена документами.

Обмен информацией в процессе декларирования товара между таможней и предпринимателем осуществлялся в виде передачи декларанту имеющейся у таможенного органа информации для уплаты суммы обеспечения и корректировки таможенной стоимости, принятой декларантом в целях уплаты обеспечения и выпуска товара. Встречная информация от предпринимателя в таможню не поступала.

Доказательства обращения декларанта в таможню за консультациями в связи с наличием у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенному по спорной ДТ, предприниматель не представил, как и за консультациями (письменными либо устными) по иным вопросам.

Таможня, напротив, предлагала предпринимателю представить пояснения и дополнительные документы, позволяющие устранить возникшие сомнения в достоверности заявленной таможенной стоимости. Декларант направил в таможню сообщение о невозможности представить документы.

Судами установлено, что указанные действия таможни и предпринимателя фактически являются использованием возможности проведения консультаций в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения. При этом пассивное поведение декларанта в период таможенной проверки при подтверждении таможней невозможности получения информации в смысле, определенном в абзаце третьем пункта 14 постановления Пленума, расценено апелляционной инстанцией как обстоятельство, свидетельствующее о законности действий таможни.

Судами отмечено, что на предпринимателе, претендующем на получение денежных средств из бюджета и отрицающем достоверность отсутствия соответствующей ценовой информации, лежит бремя предоставления доказательств опровержения тех обстоятельств, которые установил и подтвердил в своем решении таможенный орган. Предприниматель опровергающие доказательства не представил. 

 

RSS каналы сайта ФТС России

Свободное Программное обеспечение

По этим ссылкам вы можете скачать бесплатные и свободные программы для работы с любыми материалами сайта:

 

Справочная ФТС России: +7 (499) 449-77-71

Справочная по документам, направленным в ФТС России:

+7 (499) 449-72-35, факс +7 (499) 449-73-00 или +7 (495) 913-93-90

Справочная по факсам, направленным в ФТС России:

+7 (499) 449-73-05

Приемная ФТС России: +7 (499) 449-76-75

Электронная почта ФТС России: fts@ca.customs.ru