openservice

opendata2

Баннер

PDFПечать

Интервью начальника Управления рисков и оперативного контроля ФТС России Вячеслава Голоскокова Таможенному информационному серверу TKS.RU "Как стать идеальным участником ВЭД", 26.08.2014

Вячеслав Голоскоков, начальник Управления рисков и оперативного контроля Федеральной таможенной службы России, генерал-лейтенант таможенной службы, рассказал TKS.RU о новой модели категорирования участников внешнеэкономической деятельности

– Что представляет собой сегодня система категорирования участников ВЭД?

– В настоящее время в рамках системы управления рисками ФТС России реализован субъектно-ориентированный подход категорирования участников ВЭД.  На данный момент участники ВЭД делятся только на две категории – с низким уровнем риска и все остальные. При этом существует две системы категорирования участников ВЭД: «отраслевой» подход и автоматическое категорирование. «Отраслевой» подход строится на основе заявительного порядка, он применяется при анализе деятельности лиц, осуществляющих производственную деятельность, в том числе промышленную сборку транспортных средств, импорт мясной продукции; импорт рыбной продукции; экспорт продукции собственного производства. Сегодня в рамках «отраслевого» подхода к категории низкого уровня отнесено около 270 организаций, перечень которых содержится в соответствующих приказах ФТС России: от 26.09.2011 № 1945 (автопроизводители), от 04.02.2013 № 202 (производственные предприятия), 26.06.2013 № 1179 (импортеры рыбной продукции), от 02.04.2013 № 626 (импортеры мясной продукции), от 29.12.2012 № 267 (экспортеры товаров собственного производства без вывозных пошлин). Автоматическое категорирование применяется при анализе деятельности всех организаций, осуществляющих импорт товаров. Всего в 2013 г. импорт товаров осуществляли 67,8 тысяч организаций, из них отнесено к категории низкого уровня риска более 2000 организаций. Я стараюсь развивать обе системы в конкуренции, чтобы понять, какая из них лучше. Скорее всего, в итоге мы выберем лучшее из обеих систем и создадим некий гибрид. Кстати, что касается «отраслевого» похода, ввиду малого количества этих организаций результаты их деятельности не влияют на условия работы участников ВЭД в целом и являются скорее моделью взаимоотношений бизнеса и таможни.

– На чем основана система автоматического категорирования?

– Автоматическая технология категорирования участников ВЭД базируется на следующих основных принципах: полная автоматизация оценки деятельности участника ВЭД; централизация работы, то есть расчет уровня риска производится только ФТС России; исключение субъективного подхода – ни один человек на результаты повлиять не может; оценка деятельности участника ВЭД на регулярной основе (раз в квартал); оперативное изменение категории уровня риска (на данный момент раз в квартал).

– Что значит полная автоматизация оценки деятельности участника ВЭД?

– Это значит, что все данные берутся из существующих текущих баз данных, никаких дополнительных запросов информации не производится. При анализе используются семь информационных ресурсов: база данных деклараций на товары, база данных валютного контроля, база данных «Задолженность участников ВЭД», Центральный реестр субъектов ВЭД, АИС «Правоохрана», КПС «Постконтроль», ИАС «Тарифы-1». Из определенной базы данных берется информация и по алгоритму рассчитывается уровень риска на основе 40 критериев, характеризующих участника ВЭД (приказ ФТС России от 26.03.2013 № 589), методики расчета критериев и весовых коэффициентов (приказ ФТС России от 26.03.2013 № 590дсп) и порядка проведения анализа информации об участниках ВЭД (приказ от 20.06.2013 № 1139дсп). Два последних приказа предназначены для служебного пользования – это вопрос дискуссионный, я лично готов обсуждать их раскрытие, и, наверное, на каком-то этапе мы к этому придем.

– Можно поподробнее о критериях?

– Сейчас используются 40 критериев, которые разделяются на две большие группы: общие показатели, характеризующие деятельность самого участника ВЭД (размер уставного капитала; период осуществления внешнеэкономической деятельности; наличие «офшорных» контрактов и непрямые поставки; задолженность по уплате таможенных платежей, процентов, пеней; информация из налоговых органов; статус уполномоченного экономического оператора и др.), и критерии, характеризующие результаты таможенного контроля в отношении участника ВЭД (сопоставительный анализ основных индикаторов риска; динамика индекса таможенной стоимости и таможенных платежей; результативность применения СУР; выявленные правонарушения; наличие решений по классификации товаров; факты отзыва или отказа в выпуске ДТ и др.). В настоящее время на обсуждении находится новый приказ, в котором будет 43 критерия (добавлены три новых и некоторые актуализированы).

– Как происходит процесс категорирования?

– Всего анализируется деятельность 67,8 тыс. импортеров. Хочу обратить внимание, что процесс категорирования двухступенчатый: сначала из 67,8 тыс. участников ВЭД выделяются импортеры, имеющие «историю», которая на данный момент определена сроком участия во внешнеэкономической деятельности один год и/или не менее 100 деклараций на товары. Сегодня количество импортеров, которые соответствуют условиям проведения категорирования, составляет 5 099 (7,5%), то есть мы эти пять тысяч просчитываем по 40 критериям. Расчет по всем базам первоначально длился трое суток, сейчас укладываемся в шесть часов, что дает возможность перейти на периодичность оценки деятельности участника ВЭД раз в месяц (сегодня – раз в квартал), хотя это вопрос дискуссионный. Результаты применения «двухканального» категорирования участников ВЭД в рамках системы управления рисками следующие: для организаций низкого уровня риска доля партий товаров (при импорте), к которым применялся таможенный досмотр, в 4-м квартале 2013 г. составила 0,7% (снижение в 10 раз по сравнению с 4-м кварталом 2012 г.), с таможенной экспертизой – 0,13% (снижение в два раза), с запросом дополнительных документов и сведений – 1,3% (снижение в 11 раз). По времени не очень хорошие результаты: средний срок выпуска товаров при импорте составил 12,1 часов (снижение в 1,3 раза), при экспорте – 2,1 часа (снижение в 1,8 раза). Впрочем, те, кто хорошо знаком с технологией таможенного контроля, понимают, что существует несколько ограничителей, которые и формируют эти 12 часов, – 100% проверка документов и сведений, которая сейчас «вшита» в технологию таможенного контроля, и обязательная проверка таможенной стоимости, то есть нормативные документы требуют от должностного лица независимо от наличия или отсутствия риска принятия таможенной стоимости по каждой партии товара. Но сейчас начались некоторые изменения в сознании людей, отвечающих за контроль таможенной стоимости, в том отношении, чтобы отойти от этой догмы и оставить проверку таможенной стоимости только в рамках СУР.

– Расскажите об эксперименте, который проходил с 3 декабря 2013 г. по 31 марта 2014 г.

– Изучение недостатков «двухканальной» системы категорирования участников ВЭД толкнуло нас на поиски новых решений. С декабря прошлого года по март мы провели эксперимент с пятью категориями, взяв для этой цели импортеров рыбной продукции, поскольку данный рынок узок, структурирован и достаточно нами контролируется за счет того, что у нас есть список участников ВЭД с низким уровнем риска. Всех импортеров рыбной продукции мы разделили на пять категорий: стабильно низкий уровень риска, низкий, умеренный, высокий, очень высокий. Распределение получилось следующее: из общего количества импортеров рыбной продукции (306 организаций, 8 716 ДТ) стабильной низкий уровень имеют 37 участников ВЭД (12%, доля ДТ – 42,1%), низкий уровень – 6 участников ВЭД (2% доля ДТ – 1,9%), умеренный – 199 участников ВЭД (38%, доля ДТ – 50,2%), высокий – 62 участника ВЭД (20%, доля ДТ – 5,2%), очень высокий – 2 участника ВЭД (0,7%, доля ДТ – 0,7%). Доля декларационного массива распределилась так: очень высокий уровень риска – 724 тонны (0,2%), высокий уровень риска – 22,6 тыс. тонн (7,6%), умеренный уровень риска – 101 тыс. тонн (33,9%), низкий уровень риска – 2,3 тыс. тонн (0,8%), стабильно низкий уровень риска – 171,6 тыс. тонн (57,5%). Количество таможенных досмотров в рамках эксперимента: стабильной низкий уровень – 1% ( до эксперимента – 0%), низкий уровень – 2% (10%), умеренный – 10% (12%), высокий – 45% (21%), очень высокий – 97% (27%). Изменение срока выпуска товаров в рамках эксперимента: стабильной низкий уровень – 5,3 ч (до эксперимента – 7,9 ч), низкий уровень – 7,5 ч (16,3 ч), умеренный – 14,8 ч (15,4 ч), высокий – 24,3 ч (21,2 ч), очень высокий – 21,7 ч (21,2 ч), то есть реальные изменения произошли только в отношении участников ВЭД со стабильно низким и низким уровнями риска, на остальных категориях эта работа почти не отразилась.

– Как же Вы оцениваете результаты эксперимента в целом?

– Общие результаты применения системы управления рисками в рамках эксперимента противоречивы. Так, зафиксировано статистически (хотя мы об этом и раньше знали), насколько легко у нас меняются юридические лица, то есть лица-то не меняются – меняются «маски». С начала эксперимента на таком узком рынке появилось 90 новых организаций. Естественно, они попали в категорию участников ВЭД с очень высоким уровнем риска. В целом результаты эксперимента не дают нам возможности признать его однозначно удачным или неудачным. Можно сделать только некоторые выводы. Во всяком случае, понятно, что стабильно низкий и низкий уровень риска должны быть объединены в одну категорию. Это подсказывает и международный опыт: Сборник по управлению рисками Всемирной таможенной организации (WCO Customs Risk Management Compendium) предусматривает четыре категории уровня риска: низкий, к которому относятся участники ВЭД, которые добровольно действуют в соответствии с законодательством; средний (умеренный), к которому относятся участники ВЭД, которые пытаются действовать в соответствии с законодательством, однако не всегда в этом успешны; высокий (участники ВЭД, которые избегают исполнения законодательства, если это возможно) и очень высокий (участники ВЭД, которые намеренно не соблюдают законодательство). Как видите, очень интересные определения – неформализованные термины, которыми пользуются и с которыми успешно работают таможенные службы ЕС, в отличие от нашего стремления все заформализировать. Они четко представляют себе, кто стоит за такими определениями, как «участник ВЭД, который добровольно действует в соответствии с законодательством» и «участник ВЭД, который никогда не соблюдает законодательство».

– Вы уже перераспределили всех 67,8 тыс. импортеров в соответствии с четырьмя категориями?

– Распределение участников ВЭД на четыре категории в зависимости от уровня риска дало следующие результаты: низкий уровень риска – 2 017 участников ВЭД (3% общего количества), на которых приходится 38% декларационного массива (очень интересное соотношение, но оно нас радует – это идеальные участники ВЭД); умеренный уровень риска – 57 854 участника ВЭД (80%), которые формируют еще 47% рынка; высокий уровень риска – 7 380 участников ВЭД (11%), доля декларационного массива 12%; очень высокий уровень риска – 490 участников ВЭД (1%), доля ДТ – 3%. Опытные люди понимают, что эта модель, которую мы называли субъектно-дифференцированная модель применения системы управления рисками, отражает ситуацию, сложившуюся на рынке.

– В чем главные особенности этой модели?

– В основе субъектно-дифференцированной модели применения СУР лежат, конечно, риски, которые формируются в самой товарной партии, но объем и способы применения по их минимизации определяются статусом участника рынка. Напомню, риск – это вероятность наступления негативного события, которое влияет на степень выполнения таможенного законодательства или на степень достижения целей таможенного контроля, то есть риск – это вероятность наступления события, которая зависит от различных факторов. Серьезнейшим фактором повышения вероятности мы считаем исходя из практики уровень рисковости лица. Поэтому в отношении категории лиц низкого уровня риска мы полагаем целесообразным до выпуска товаров применять только профили риска по запретам и ограничениям, правоохранительные и целевые. Понятно, что профили риска по запретам и ограничениям бессмысленно применять после выпуска товаров, это противоречит и целям безопасности, правоохранительные профили риска – те же целевые, только формируются правоохранительными подразделениями на основе обработки имеющихся у них источников информации. Целевыми называются профили риска в отношении конкретного лица, в отношении конкретной партии – это результат тщательного анализа. Эффективность целевых профилей риска на данный момент составляет 75%. Все остальные меры по минимизации рисков, которые сформированы профилем, переносятся на этап после выпуска товаров: декларации на товары передаются в функциональное подразделение, которое «закрывает» профиль риска, то есть анализирует совокупность данных. Умеренный уровень риска отличается от низкого только тем, что распределение мер по минимизации рисков между этапом до выпуска и после выпуска товаров производится на основании генератора случайных чисел. И этот генератор обладает «памятью», как положительной, так и отрицательной, то есть в случае если мы отработали меры по минимизации рисков до выпуска товаров в отношении организации и получили результат, генератор ухудшает положение этого участника ВЭД, если не получили результата – генератор улучшает положение участника ВЭД. В отношении категории участников ВЭД высокого уровня риска все профили риска применяются на этапе до выпуска товаров, 100% документальный контроль, после выпуска – мониторинг деятельности лица, анализ результатов таможенного контроля. К участникам ВЭД очень высокого уровня риска применяется 100% документальный и фактический контроль всех партий товаров без профилей риска, после выпуска – мониторинг деятельности лица и анализ результатов таможенного контроля. Добавлю, что субъектно-дифференцированную модель применения СУР мы разрабатывали с учетом того, что будет подаваться только декларация на товары, никаких документов помимо ДТ подано не будет и все индикаторы риска на этапе декларирования мы будем получать только из декларации, то есть на основании анализа ДТ будет приниматься решение о том, есть ли риск или нет риска.

– На основании каких показателей участнику ВЭД присваивается та или иная категория?

– Основные условия присвоения категории низкого уровня риска: количество выпущенных ДТ более 100 и срок внешнеэкономической деятельности более одного года; преобладание позитивных критериев (по сумме баллов) над негативными. Условия присвоения категории умеренного уровня риска: в случае количества выпущенных ДТ более 100 и срока внешнеэкономической деятельности более одного года – при незначительном преобладании негативных критериев над позитивными; в случае количества выпущенных ДТ менее 100 и/или срока внешнеэкономической деятельности менее одного года – при отсутствии следующих фактов: дела об административных правонарушениях со значительными суммами штрафов, значимые результаты СУР, невозможность проведения контроля после выпуска товаров, решения по классификации товаров со значительными суммами доначислений; проверка соблюдения условий: уставный капитал более 500 тыс. руб. и период работы более 6 месяцев; не соблюдены условия для высокой и очень высокой категорий уровня риска. Основные условия присвоения категории высокого уровня риска: значительное преобладание негативных критериев над позитивными; при наличии одного из следующих фактов – дела об АП со значительными суммами штрафов, значимые результаты СУР, невозможность проведения контроля после выпуска товаров, решения по классификации товаров со значительными суммами доначислений, уставный капитал менее 500 тыс. руб. и период работы менее 6 месяцев. Категория очень высокого уровня риска присваивается при значительном преобладании негативных критериев над позитивными; наличии следующих систематических фактов: дела об АП со значительными суммами штрафов, значимые результаты СУР, невозможность проведения контроля после выпуска товаров, решения по классификации товаров; не соблюдены условия для категории высокого уровня риска.

– Каких результатов Вы ожидаете от применения субъектно-дифференцированной модели системы управления рисками?

– В настоящее время средний срок выпуска товаров при импорте составляет 9 часов – мы стремимся в результате применения субъектно-дифференцированной модели СУР достичь снижения в два раза – 4,5 часа, а для низкого уровня риска – 5–20 мин (снижение в 27 раз), то есть декларация на товары подана, зарегистрирована, прошла форматно-логический контроль,  риски не сработали, платежи проверены – соответственно, декларация выпускается. В рамках совершенствования научно-методической базы СУР мы планируем разработать и внедрить математическую модель автоматизированного категорирования участников ВЭД по четырем уровням риска, разработать актуализированную концепцию СУР в таможенных органах РФ (на базе стандартов Всемирной таможенной организации и международных стандартов риск-менеджмента), подготовить Сборник по управлению рисками в таможенных органах РФ (на основе Сборника ВТО), а также создать Методику измерения уровня соблюдения таможенного законодательства, без которой невозможно обеспечить адекватность СУР, то есть обеспечить минимальный и достаточный контроль.

– Каких еще новшеств ожидать в ближайшее время?

– Среди мероприятий по совершенствованию информационных технологий реализации СУР на 2014 г. запланировано реализовать: в части автоматизации выявления рисков – завершение таможенного транзита, помещение товаров на временное хранение, выпуск товаров до подачи декларации (для уполномоченных экономических операторов), перемещение товаров в МПО и экспресс-перевозчиками. Кроме того, мы должны обеспечить повышение информационной безопасности сведений о СУР и степени автоматизации процесса выявления рисков, снижение количества неавтоматических профилей рисков, подготовить СУР к реализации технологии автоматического выпуска. Автоматический выпуск – это выпуск  ДТ, не имеющих признаков риска. Отдельная тема – разработка автоматизированных технологий СУР при реализации проектов «Зеленый коридор», которые мы сейчас пытаемся реализовать со многими странами, в частности, ЕС выражает желание организовать единую технологию «Зеленый коридор» в рамках всего Евросоюза, в том числе с участием уполномоченных экономических операторов ЕС, и, мне кажется, это имеет перспективу. 29 мая на коллегии ФТС России была одобрена новая редакция концепции СУР (первая редакция принята в 2003 г.), которая станет теоретической основой для дальнейшего развития системы управления рисками. Предполагается провести эксперимент по всей номенклатуре товаров в отдельно взятой таможне и до четвертого квартала сформировать доказательную базу эффективности (или неэффективности) субъектно-дифференцированной модели СУР.

– Участники ВЭД порой жалуются на то, что разные таможенные администрации в странах Таможенного союза создают разные условия в рамках таможенного контроля, что якобы связано с несовершенством СУР.

– Я буду развенчивать этот миф всегда и везде. Система управления рисками здесь не при чем, поскольку СУР – всего лишь составная часть таможенного контроля. В рамках Таможенного союза работа по унификации системы управления рисками проводится с октября 2010 г. Проведено 23 рабочие встречи экспертов, по итогам которых унифицированы стоимостные индикаторы рисков в отношении 5 600 подсубпозиций ТН ВЭД ТС, индикаторы риска заявления недостоверных сведений о стране происхождения отдельных товаров и уклонения от уплаты антидемпинговой пошлины, индикаторы риска по недостоверной классификации товаров в соответствии ТН ВЭД ТС. У нас есть Концепция СУР ЕврАзЭС, решениями Объединенной коллегии утверждены перечень мер по минимизации рисков, перечень типовых исключений из области риска, перечень результатов применения мер по минимизации рисков, формы отчетности о результатах применения системы управления рисками, а также иные документы, способствующие единообразному применению СУР на всей территории Таможенного союза. Словом, мы делаем все для того, чтобы СУР единообразно применялась, но, конечно, на практике  вопросы остаются.

Подготовила Ольга Заикина

RSS каналы сайта ФТС России

Свободное Программное обеспечение

По этим ссылкам вы можете скачать бесплатные и свободные программы для работы с любыми материалами сайта:

 

Справочная ФТС России: +7 (499) 449-77-71

Справочная по документам, направленным в ФТС России:

+7 (499) 449-72-35, факс +7 (499) 449-73-00 или +7 (495) 913-93-90

Справочная по факсам, направленным в ФТС России:

+7 (499) 449-73-05

Приемная ФТС России: +7 (499) 449-76-75

Электронная почта ФТС России: fts@ca.customs.ru